К 75-летию со дня Победы в Великой Отечественной войне – воспоминания старейших сотрудников Первой онкологической больницы Москвы.

Наталья Ивинская: я никогда не сомневалась в своем выборе профессии.

Наталия Владимировна Ивинская с детства мечтала стать врачом и в итоге нашла свое призвание в патоморфологии. В последние 12 лет она проводит патологоанатомические исследования в нашей больнице.

Я родилась в Саратове, после войны, и я плохо помню те годы. Училась я в английской школе, и где-то в середине обучения поняла, что хочу стать в жизни только врачом. Изучала, как в мире проходят эпидемии; мечтала жить в лагере и спасать людей. Поэтому проблемы, куда поступать после школы, для меня не стояло – только в мединститут. И я поступила в Саратовский медицинский институт, который тогда очень высоко котировался.

У нас были изумительные преподаватели, годы учебы вспоминаю с теплотой. На первом же курсе я записалась в кружок анатомии. Мне давали самые сложные задания, я препарировала сложные участки, например, тыльную сторона кисти с большим количеством сухожилий и сосудов. Это была очень тонкая, я бы сказала женская, работа, которая мне безумно нравилась. И ни тяжелые условия, ни запах формалина, не пугали. Я очень любила выступать на кружке, готовила интересные доклады.

На втором курсе я увлеклась гистологией, обожала работать с микроскопом. Уже годы спустя мои однокашники говорили, что в том время я проявляла огромный интерес к патанатомии и показывала определенные таланты. С моего альбома срисовывали многие однокурсники. А на третьем курсе я пошла в кружок микробиологии, где мы изучали бактерии, делали посевы на чашке Петри, испытывали препараты на мышах (помню, тогда только изобрели фуразалидон и мы его исследовали). На четвертом курсе я увлеклась хирургией. Но пошла в скоропомощную больницу, где на дежурствах мне приходилось ассистировать на операциях, и поняла: хирургом мне не быть. У меня было очень низкое давление, которое приводило к тому, что я не могла долго стоять – в обмороки падала. На 5 и 6 курсе я изучала детскую инфекцию. И знаете, после окончания вуза я ревела – так интересно было учиться! И я хотела учиться еще и еще.

Потом была интернатура по детским инфекциям. Три года я проработала педиатром на участке и на полставки ревматологом. Мне нравилось работать с детьми, я быстро находила с ними контакт, у меня они не плакали. Кстати, я тогда совсем забыла, что подала заявление в ординатуру. И вот 30 августа я родила дочку – и практически в тот же день меня приняли в ординатуру. Двойной праздник у меня получился. В ординатуру я пошла, когда дочке было всего 10 дней, приходилось крутиться. Но я всегда была очень ответственная, все-таки, у нас были дети в отделении, и коллеги говорили: когда дежурит Ивинская, поспать не даст!

После ординатуры мне дали хорошее распределение: в поликлинику Партактива в Саратове. Но… Вдруг одна знакомая профессор предложила поработать патоморфологом, необходимо было проводить срочные исследования по онкологии в больнице, которую в городе достраивали. И я согласилась. Пока достраивали седьмой этаж, я набиралась опыта: брала архивные материалы, смотрела стекла, сравнивала, изучала литературу. И в итоге через 8 месяцев начала самостоятельно работать, проводить срочные онкологические исследования по маммологии, абдомиальной и легочной хирургии. При больнице была кафедра, каждое утро проводились конференции. Я прибегала ни свет, ни заря, брала органы в операционной, промывала от формалина, раскладывала на поднос, закрывала марлечкой, раскладывала пинцетики и бежала на конференцию. Каждый специалист у нас отвечал за определенное направление, я стала специализироваться по молочной железе. Много литературы читала, и я не заметила, как втянулась в науку.

В результате поступила в московский Институт Герцена в аспирантуру, в отделение патанатомии. В то время была модной иммунология, она только зарождалась, и я стала заниматься иммунологией по направлению молочной железы. Защитилась по ней. На кафедре онкологии института я проработала 11 лет и поняла, что хочу большего. Меня позвали на кафедру онкологии старшим преподавателем: читала лекции студентам, вела студенческий кружок. Так пролетели еще 11 лет. Потом меня пригласили заведовать патанатомией в Областной онкологический диспансер в Саратове, где я отработала еще 11 лет. Но мне хотелось расти дальше. И я переехала в Москву, к дочке. Знакомые посоветовали мне пойти в онкодиспансер на Бауманской. С тех пор я тружусь в нашем учреждении. У нас дружный коллектив, мы помогаем друг другу, у нас шикарная работа. Обожаю свою работу и всегда по ней скучаю!