К 75-летию со дня Победы в Великой Отечественной войне – воспоминания старейших сотрудников Первой онкологической больницы Москвы.

Галина Сологубова: до поступления в медицинский институт я много лет проработала медсестрой, сын пошел в первый класс, а я – на первый курс. 

Галина Федоровна Сологубова родилась за год до начала Великой Отечественной Войны. Она рассказывает о послевоенной юности и о том, как решила связать свою жизнь с врачебной профессией.

– Войну я помню мало и обрывочно. Наша семья была эвакуирована из Москвы, и мы жили в небольшом городе недалеко от Манчжурской границы. Себя я хорошо помню с пятилетнего возраста. Помню, как летали немецкие самолеты, и мы драпировали окна. Помню, был голод. Я наблюдала из нашего окна на первом этаже, как школьникам выносили в перерывах между занятиями на подносах по маленькому кусочку хлебушка…

Очень ярко помню, как в 1945 году мама впервые привезла горячую, душистую белого цвета буханку, пышную! Мы отрезали по кусочку, откусили – а она такая горькая, что есть невозможно… Видимо, туда попала полынь, и поэтому этот невероятно красивый душистый хлеб стал совершенно несъедобным. Это было страшное разочарование…

Помню, как убегала из детского сада, лазила по сопкам и ела дикий чеснок, который там рос, а потом доползала домой. Один раз меня, заснувшую прямо в сопках, нашли солдаты и притащили домой. Оказалось, я добралась до какой-то вышки.

Мама вышла замуж в 1946 году, отчим был военный, который прошел всю войну, служил в танковых войсках. После Праги их погрузили на товарняк и отправили на Манчжурскую границу. Но про войну он рассказывать никогда не любил, был немного угрюмым и суровым мужчиной. Потом мы переехали на Украину, именно там я пошла в первый класс.  Там мы ели жмых и рогозу, такую траву, которая растет на болотах – выдергивали ее, чтобы полакомиться беленьким сладеньким черешком. Оттуда мы переехали в Жуковский.

Почему я решила стать врачом? Я не знала никакой другой профессии. Для меня существовало две профессии: либо врач, либо артистка. И я выбрала профессию врача.

Закончив школу, я поступила в Орехово-Зуевский техникум, который в послевоенные годы выпускал фельдшеров. По его окончании, меня распределили в Институт акушерства и гинекологии, в отделение недоношенных детей, медсестрой. После двух лет работы я попыталась поступить в мединститут, но не вышло, и я устроилась работать в первый мед на военную кафедру. Много лет работала в разных институтах, любила собирать материал, заниматься исследованиями. Например, была старшей медсестрой в Институте экспертизы труда инвалидов, привозила больных на консилиумы. И вот однажды зам директора по науке посмотрел на меня внимательно так и говорит: вы давно вышли из роли медсестры, вам нужно быть врачом. И я все-таки поступила во второй мед на вечернее отделение. К тому времени у меня уже сын в первый класс пошел, а я – на первый курс.

Во время учебы я просто летала от счастья. За все годы не пропустила ни одного занятия, ни одной лекции! А с четвертого курса была уже членом Совета деканата и членом Совета ректората. Кроме того, я была членом распределительной комиссии. Саму меня после учебы распределили в Институт Герцена, там тогда была школа, где готовили врачей в отделение рентгенологии. Я хотела быть хирургом, но по возрасту в ординатуру уже не проходила. В итоге стала учиться на рентгенолога и на учителей мне везло. Мои наставники повторяли, что рентгенологи – не фотографы, а врачи, и мы должны знать клинику лучше клиницистов. Тогда ведь не было ни КТ, ни УЗИ – только рентген.

Я проработала там много лет, потом была заведующей в платной клинике, а потом оказалась в ОКД №1, в замечательном коллективе, который во многом состоял из бывших сотрудников Института Герцена. Сейчас я работаю врачом, занимаюсь своим любимым делом. Мне нравится реорганизация, которая прошла в больнице, у нас замечательный, сильный главный врач.

Работу люблю больше всего, в ней вся моя жизнь. Считаю, что мне очень повезло – я на своем месте!