К 75-летию Победы: воспоминания старейших сотрудников Первой онкологической больницы города Москвы.

К 75-летней годовщине со дня Победы в Великой Отечественной войне мы решили записать цикл воспоминаний старейших сотрудников Первой онкологической больницы Москвы. Каждый из них внес свой вклад в формирование и развитие онкологической службы Москвы в послевоенные годы и продолжает трудиться в коллективе по сей день. Наши врачи делятся воспоминаниями о войне и о том, как выстраивалась работа в госпитале для инвалидов Великой Отечественной войны, который спустя много лет был переименован в Онкологический диспансер, а затем в городскую клиническую онкологическую больницу №1.

Юрий Юрьевич Табакман: Больница для меня как родной дом – я проработал в Онкодиспансере всю жизнь.

Заведующий лабораторией радиоизатопной диагностики, врач-радиолог Юрий Юрьевич Табакман работает в Первой онкологической больнице, бывшем Онкодиспансере, практически с первых дней своей трудовой деятельности. В канун Дня Победы он рассказал о том, что помнит о войне и почему решил стать врачом.

Когда началась война, мы с родителями жили на западной границе. Отец был кадровым военным, поэтому уже с первых часов ушел на фронт. А наш город мог быть занят наступающей армией, поэтому из города шли колонны беженцев – на телегах, пешком. Мне было 4 года, и с этого момента я помню свою жизнь. Мы шли, и периодически на нашу колонну налетали немецкие самолеты, которые обстреливали нас сверху. Потом мы добрались, наконец, до поезда и ехали в духоте в переполненных вагонах. Периодически состав и железнодорожные пути бомбили немцы. Было лето, колосилась то ли рожь, то ли пшеница, и когда начиналась бомбежка, мы убегали в поле — и взрослые накрывали детей своими телами.

Ехали мы долго, со многими перипетиями добрались до Казани, где мы (я, старший брат, бабушка, мама и племянник, который приехал к нам погостить) сняли в комнату и жили в эвакуации. Мама устроилась на работу в госпиталь. В 1942 году мы получили известие, что папа погиб. После войны мы вернулись на родину на Украину, где нас нашел папин близкий друг и усыновил нас с братом. Отчим тоже был военным, и мы жили в разных городах. Школу я закончил на Крайнем севере, с отличием, но с опозданием из-за войны, мне было уже 18 лет. И я попал под призыв 1956 года – тогда был первый урожай на целине, и всех молодых людей призывного возраста до сдачи приемных экзаменов мобилизовали в армию на уборку урожая. Я пробыл на целине до глубокой осени; потом три года отслужил в Риге. Служил хорошо, был отличником, секретарем комсомольской организации. После армии меня даже рекомендовали в политакадемию, но мне почему-то хотелось пойти в мединститут. В результате мне дали возможность досрочно мобилизоваться, и я поступил в «первый мед», который окончил на одни пятерки и где во время учебы получал ленинскую стипендию. Потом я окончил ординатуру и аспирантуру, защитил диссертацию.

Часть материала для диссертации я набирал в онкодиспансере. Тогда это было одно здание, в котором все помещалось: и клиника, и стационар, и лаборатория. Тут работал очень хороший дружный коллектив, многие прошли войну.

Моя кандидатская была связана с онкологией, радиоизотопными исследованиями рака шейки матки. В результате мне предложили заведовать лабораторий радиационной диагностики во втором корпусе. И хотя я планировал остаться ассистентом на кафедре акушерства и гинекологии, в итоге перешел в 1969 году в Онкодиспансер.  

Я занимался подготовкой врачей, медсестер, наша служба разрасталась. В нашей лаборатории было написано много кандидатских и докторских диссертаций. Вся моя трудовая жизнь (в прошлом году было 50 лет) прошла в Онкодиспансере, который сегодня стал Первой онкологической больницей. С 2003 года я стал председателем профсоюзной организации.

Сегодня наша лаборатория оснащена современной аппаратурой, здесь выполняются самые современные исследования. Многое из того, что мы делали раньше, уже не актуально и не нужно. Появились и КТ, и УЗИ, методы стали точнее. Но многие методы остаются актуальными уже многие годы: сцинтиграфия костей, функциональные исследования почек. Появляются новые щадящие исследования, сейчас мы осваиваем лимфографию для определения сторожевых лимфоузлов при раке молочной железы и меланоме.

Коллектив у нас дружный.  За время нашей работы опубликовано более 200 научных работ, я был руководителем более 20 научных публикаций и получил звание заслуженного врача.  

Больница для меня — как родной дом. С грустью думаю, что трудовую деятельность когда-то придется заканчивать. Но пока без работы себя не представляю.